Иллюзионист: композиционный центр и внимание зрителя. ч.2.

Пора приоткрыть занавес

Почему мы не видим совершенно очевидные события, да еще к тому же происходящие не где-то в краю кадра, стыдливо спрятанные или завуалированные визуальными эффектами, а прямо у нас под самым носом? Я не знаю, удалось ли вам заметить, что в фильме «Анаконда» законы природы внезапно нарушились, и время потекло вспять. Если удалось, значит - вы обладаете сверхзоркостью или, что вероятнее, смотрели ролик невнимательно и не впитали предлагаемые цели.

В этом кадре водопад волшебным образом течет… ВВЕРХ!

Следуя логике иерархии ценности событий можно предположить, что зритель сразу должен был бы заметить, что вода поднимается вверх, ведь движение первично. Но, дело в том, что все предыдущие планы этой сцены настойчиво сообщают нам, что все важное происходит на барже. Поэтому нам недосуг смотреть по сторонам, все наше внимание поглотила баржа.

Я не знаю, что это, шутка? Или исправление съемочного (немонтажного) брака? Я знаю одно: тот, кто монтировал этот фрагмент, точно знал, куда в каком кадре будет смотреть зритель. 

Теперь посмотрим, что же не так во фрагменте фильма «Воздушная тюрьма»?

Сигарета падает в разлившееся горючее и тухнет. Однако огонь приходит из-за рамки кадра.

Обратите внимание, мы видим падение сигареты практически под микроскопом. Горизонтальный размер кадра соизмерим с размером сигареты. Но мы не обращаем внимания на явное нарушение логики событий: сигарета должна зажечь горючее. В чем дело? В статье «Вторая жизнь эффектов: скрытая склейка» я привел пример кадра из фильма «Блейд», в котором зритель наблюдал не реальное перемещение летящего шприца, а верил камере, якобы следящей за его движением. Этот эффект я назвал «стереотипом смысла». Не имея возможности детально рассмотреть происходящее (а кинематограф, если ему это необходимо, не даст нам эту возможность, воспользовавшись монтажом), мы полагаемся на «здравый смысл» - упала сигарета и все загорелось. Значит, предполагаем мы, во всем виновата сигарета. Так в жизни обычно и бывает. Пиротехники с огнеметом за углом встречаются значительно реже, а мы, как правило, выбираем наиболее «простой» вариант событий, то есть тот, что встречается чаще. 

Есть еще одно замечание, которое также важно для понимания, что можно использовать, а что – нельзя. Осведомленность о происходящем складывается из двух составляющих: из реальных знаний о явлении и из представлений. Ведь мы все знаем, как выглядят обычные инопланетяне или летающая тарелка, каков пейзаж на далеких планетах и многое другое, что в глаза не видели. Это – представления, которые вынуждены рождаться в условиях дефицита информации, под присмотром «здравого смысла». В то же самое время, если рядовому зрителю показать жука и спросить: «может ли такой жук существовать?», по всей видимости, он затруднится ответить, а энтомолог – нет. Это его профессия – жуки, насекомые. Он про них все знает, а как устроен компьютер – нет. И тут энтомолог становится тем самым «рядовым зрителем». Представления появляются в том случае, когда нет знаний. Мы же должны иметь свое мнение по всем вопросам жизни и смерти, даже если у нас нет знаний по теме. Иначе мы не будем знать, как реагировать во внезапно возникшей ситуации.

Однажды в одном телефильме потребовалось снять кадр, в котором дерево падает на микроавтобус. Вот этот кадр. Он повторен трижды, так как очень короткий, меньше секунды.

Телефильм «Чистые ключи», реж. В. Басов, 2003.

На первый взгляд все просто. Дерево падает, машина корежится. 

Все бы ничего, но только, чтобы дерево покорежило машину, оно должно быть без веток и толщиной с Пизанскую башню. А в творческую задачу входит «ну хоть какие-то разрушения должны быть!» В результате был изобретен прием, построенный на идее того, что не специалист не увидит «ошибки». И, действительно, зрители, смотревшие фильм не видели ничего неправдоподобного. В действительности, в кадре использовались две идентичные машины. Игровая машина и дублер, побывавший в аварии. На дублера сбрасывали дерево, а на постпродакшне с помощью технологии морфинга осуществлялось превращение целой машины в разбитую.

Как создавался эффект разрушения микроавтобуса

Я показывал план с деревом водителям. И большинство не задавались вопросом, почему, когда дерево падает на крышу, сминается передок корпуса. И только, когда я спрашивал: «А не странно ли это?», то есть перемещал цель с общего события разрушения на конкретный его элемент, приходило осознание того, что это действительно как-то странно. Надо отметить, что для водителей видеть разбитый передок автомобиля ситуация довольно частая. А падение дерева на крышу авто случается не в пример реже. Поэтому и водители здесь также являются «рядовыми зрителями».

Ну, вот, теперь наступил момент посмотреть, что же хотели показать нам британцы в ролике про полицейского и преступника.

Ролик «WHODUNNIT?» целиком

Теперь вы, должно быть, в полной мере насладились тем, как нас, зрителей обводят вокруг пальца. Вот что делает с нами внимание. Надеюсь, что вспомнил самые значительные факторы, влияющие на наше восприятие. Если что-то забыл, ждите в следующих статьях.

P.S.: Все выше сказанное необходимо для направления зрительского внимания. В то же время, когда видишь режиссера, рассматривающего картинку своего фильма в покадровом режиме и вычищающего «блох» в самом дальнем углу кадра, понимаешь, что, или он чувствует, что не умеет направлять внимание зрителя или, что еще хуже, даже не догадывается об этом. Во всяком случае, это пустая трата денег, причем немалых.

Обманывайте зрителя, он сам обманываться рад.

authorКОММЕНТАРИИ
ПОДПИШИТЕСЬ НА НОВОСТНУЮ РАССЫЛКУ!
Хотите получать свежую информацию о новых статьях и быть в курсе запуска учебных занятий по программе моего авторского курса? Подписывайтесь на новостную рассылку!
E-mail:
FIND US ON FACEBOOK
ОПРОС

Интересны ли вам материалы сайта?

Да, мне это интересно
Не особо
Ничего нового

САМОЕ ПОПУЛЯРНОЕ
Яндекс.Метрика